Вход
Быстрая регистрация
Если вы у нас впервые: О проекте FAQ
1

Как разные литературные критики оценивают Чичикова?

З В Ё Н К А [510K] 4 года назад

Как критики, литературоведы оценивают Чичикова из "Мёртвых душ?"

6

Поэма Н. В. Гоголя (1809–1852) «Мёртвые души», без сомнения, привлекла внимание читателей сразу же после выхода в свет. Равнодушных из числа читающей публики не было. Другое дело, что одни восхищались произведением, другие считали его чуть ли не пасквилем на русское общество вообще. Так же кардинально разошлись мнения тех, кто оставил о поэме и её главном персонаже – Павле Ивановиче Чичикове – свои заметки: критические статьи, рецензии, отзывы.

Вместе с тем удивляет то, что в целом высоко оценившие поэму русские критики В. Г. Белинский (1811–1848) и К. С. Аксаков (1817–1860), на мой взгляд, не дали в своих статьях ёмких характеристик этого героя.

Славянофил Аксаков заострил внимание читателей на эпичности гоголевской поэмы. По его мнению, она возрождала в русской литературе эпические традиции Гомера, гомеровскую эпическую созерцательность:

А вот о Чичикове сказано очень мало, лишь подчёркнуто, что он – русский, нравственные качества персонажа Аксакова не интересуют, хотя он и отмечает, что этот персонаж – «плутоватый человек»:

С Аксаковым вступил в полемику западник Белинский, который, отметив, что «Мёртвые души» – это произведение

не увидел в нём традиций гомеровского эпоса, но подчеркнул народность, русскость произведения:

текст при наведении

Думаю, полемизируя с Аксаковым, Белинский подчёркивает национальный колорит поэмы только для того, чтобы сказать: ничего гомеровского, западного в ней нет, что, как пишет В. Н. Греков,

Любопытно другое: в одном из частных писем 1842 года Белинский, будто забыв о том, как только что полемизировал с Аксаковым, заявляет:

Кстати, Гоголь не согласился с аксаковской оценкой своей поэмы, но эта оценка понравилась литературоведам второй половины ХХ века, которые взяли на вооружение сопоставление эпического размаха гоголевского произведения с поэмами Гомера, тем более что аксаковская работа, декларативна, бездоказательна.

Белинский же в одной из статей назвал Чичикова человеком

Приписывают Белинскому и такую оценку образа гоголевского персонажа:

В интернетовских школьных сочинениях часть первого предложения цитируется со ссылкой на критика с завидным постоянством, но я не нашла такой оценки ни в одной из его статей.

Хотя в статье Белинского «Литературный разговор, подслушанный в книжной лавке» последние три предложения есть, но первого нет, а в статье о третьем издании лермонтовского «Героя нашего времени» критик пишет:

Как видите, имя Чичикова при этом не названо.

Непосредственно о Чичикове высказался публицист и философ А. И. Герцен (1812–1870), отметивший, что в «Мёртвых душах» «один деятельный человек», да и тот «ограниченный плут».

Позже несколько десятков строк о Чичикове оставил ещё один русский критик XIX века – Д. И. Писарев (1840–1868). Чичикова он поставил в один ряд с грибоедовским Молчалиным:

Резко отрицательную характеристику поэме «Мёртвые души» дал современник Гоголя – русский критик Н. А. Полевой (1796–1846), назвавший и произведение, и его персонажей «грубой карикатурой». Фабулу поэмы Погодин пересказывает предельно лаконично, но именно в этом пересказе мы и видим характеристику главного её персонажа:

И. П. Золотусского (род. в 1930), исследователя жизни и творчества Гоголя, интересует, в частности, использование фантастики в художественном тексте. С этого угла зрения он и оценивает Чичикова: сделки Чичикова – лишены фантастики, так как в России подобные авантюры – почти реальность. Золотусский характеризует Павла Ивановича очень ёмким словечком – подлец и вместе с тем считает, что в центре произведения –

А драму Чичикова Золотусский видит в том, что плутовство всегда связано с риском, поэтому-то жизнь подлеца с плутовскими замашками полна взлётов и падений, что мы, кстати, и видим, когда Гоголь знакомит нас с прошлым героя, а очередной его взлёт и очередное падение происходят на наших глазах.

текст при наведении

Литературовед М. Б. Храпченко (1904–1986) основной чертой характера Чичикова называет способность его к мимикрии, к приспособленчеству, хамелеонству ради собственного благополучия и заостряет наше внимание на том противоречии, которое мы вряд ли заметим сами: между стремлением Чичикова казаться и внутренней сущностью его характера.

По мнению учёного, автора учебников литературы В. Г. Маранцмана (1932–2007), Чичиков, как и помещики, – «мёртвая душа». Он вобрал в себя все отрицательные качества, присущие владельцам крестьян: мечтательность и прожектёрство Манилова, прижимистость Коробочки – качество, которое гипертрофировалось в Плюшкине, авантюризм Ноздрёва, жадность и неуступчивость Собакевича.

Вместе с тем учёный отмечает, что Павел Иванович – персонаж волевой, имеющий цель и упорно идущий к ней.

Критик и литературовед В. В. Кожинов (1930–2001) тоже называет Чичикова и по-настоящему сильной личностью, и «прирождённым мошенником», а советский литературовед и исследователь творчества Гоголя С. И. Машинский (1914–1978) отмечает «дьявольскую энергию и изобретательность» этого персонажа, считает, что у него «характер дельца новой формации», а по поводу задуманной Чичиковым авантюры замечает:

Известный русский и американский писатель, поэт, переводчик, литературовед В. В Набоков (1899–1977), назвал Чичикова дураком, так как только глупый человек мог торговать мёртвых у старухи Коробочки и у помещика Ноздрёва.

Но думаю, дело тут не в глупости, а в окрылённости успехом первого предприятия: только что Манилов и не взял ни копейки за своих мёртвых, и купчую решил оформить за свой счёт. Ни к Коробочке, ни к Ноздрёву Чичиков не собирался – о существовании первой он и не подозревал, а второму не доверял. Но раз уж судьба привела его сначала в имение Коробочки, а потом к Ноздрёву, то почему бы не воспользоваться моментом? У Коробочки каждая копейка на счету, платить налоги за умерших – тяжкая повинность для неё, а Ноздрёв – кутила и игрок, почему бы не подыграть ему, когда способность к мимикрии налицо? Конечно, здесь Чичикова можно упрекнуть в плохом знании психологии людей – ведь именно из-за этой парочки потерпело фиаско его предприятие, но скажите откровенно, многие ли из нас могут похвастаться хорошим знанием людей?

П. Л. Вайль (1949–2009) и А. А. Генис (род. в 1953), писатели с двойным гражданством (РФ и США), в самом начале 90-х годов ХХ века создали интересную книгу, одна из глав-эссе которой называется «БРЕМЯ МАЛЕНЬКОГО ЧЕЛОВЕКА. Гоголь».

текст при наведении

Авторы эссе обыгрывают известное выражение французского критика Эжена Вогюэ, которое ошибочно приписывается Достоевскому: «Все мы вышли из гоголевской «Шинели» – и Чичикова называют «маленьким человеком».

«Маленький человек» Чичиков, по их мнению, пускается в аферу ради своей шинели (голландских рубашек и заграничного мыла), он пройдоха, но слишком простодушный для того, чтобы обвести вокруг пальца Коробочку и Ноздрёва.

Вайль и Генис считают, что

Кроме того, Вайль и Генис называют Чичикова и деятельным негодяем, и героем нового времени, но ещё не устоявшимся, незавершённым. Авторы эссе пишут:

Цитируемые произведения (в порядке следования):

Знаете ответ?
Есть интересный вопрос? Задайте его нашему сообществу, у нас наверняка найдется ответ!
Делитесь опытом и знаниями, зарабатывайте награды и репутацию, заводите новых интересных друзей!
Задавайте интересные вопросы, давайте качественные ответы и зарабатывайте деньги. Подробнее..
регистрация
OpenID